Музей К.А. Федина > Пресса > Город блесткий, в пометках великих (Юрий Чернышов)

Город блесткий, в пометках великих (Юрий Чернышов)

17 сентября в музее Федина состоялось мероприятие, которое больше по традиции, чем по-сути, было обозначено как круглый стол. Скорее, это была все же мини-конференция на тему «Загадки родного города. Поиски и открытия», на которой с «пленарными» докладами выступили известные краеведы и знатоки истории Саратова Виктор Семенов, Владимир Вардугин, Алексей Зюзин, Александра Белоглазова и другие.

Спектр непосредственно обсуждаемых тем был, естественно, несколько уже, чем то следовало из анонса – он охватывал фрагментарно былую литературную жизнь города да связь выдающихся литературных имен с городом и губернскими весями. То есть, как разъяснял и анонс, предполагалось обсуждение тем, связанных с историей литературной жизни Саратова в XIX–XX веках. По мнению устроителей, это должно бы позволить по-новому уяснить многолетнюю культурную традицию города. Ориентируясь на формат круглого стола, осмысливать историю литературной жизни провинциального города в контексте социально-политической, научной и культурной ситуации должны помочь ученые, философы, представители культурной и творческой интеллигенции. Видимо, те самые, которые находились в доотказа заполненном зале в рядах слушателей пленарных выступлений. Некоторым из них, которые побойчее, даже удалось сказать несколько слов, чем они и напомнили об анонсированном формате круглого стола.

Заглавное направление мероприятию задал маститый краевед Виктор Семенов, который посвятил свое выступление головной боли саратовских краеведов, историков и другой озабоченной интеллигенции – вопросу: «А был ли мальчик?», – простите: «А был ли Пушкин в Саратове?». Перебрав уйму литературных ссылок и авторитетов, косвенно свидетельствующих о пребывании великого поэта инкогнито в нашем благословенном городе, Семенов добавил к этим аргументам и собственный, главный «Я патриот Саратова, и поэтому Пушкин у нас был!» – отчеканил маститый краевед. Это утверждение разделила и директор библиотеки им. Пушкина Александра Белоглазова, примкнувшая к Семенову в патриотической аргументации.

Следом были упомянуты и другие исторические литературные светила, которые осчастливили или могли осчастливить Саратов своим в нем пребывании. Державин, трусливо бросивший город при приближении к нему Пугачева, Лермонтов, будто бы побывавший в нем на семейном торжестве дальнего родственника Столыпина (не того, что стал много позже губернатором), Жуковский, сопровождавший цесаревича в его поездке по Волге.

Алексей Зюзин, выступивший с интересным сообщением о посещении Саратова известными московскими футуристами, тонко показал значимость Саратова, рассказав исторический эпизод (а может, уже и анекдот). Когда одного знаменитого, почти великого писателя спросили, что надо сделать, чтобы стать великим, тот ответил: «Хотите быть великим, – упоминайте в своих произведениях Саратов». Словом, выходило, что в Саратове нет места, куда бы не ступала нога того или иного литературного светила – хотя бы в стремлении стать великим. Что отчасти объясняет замусоренность города – это лишь трепетное отношение к исторической пыли.

Надо сказать, что патриотический пафос не нов. Как и то, что ему всегда мешают неудобные факты. Хорошо известный саратовский правозащитник Григорий Ахтырко омрачил таким фактом великолитературный пафос патриотов города. Отнесясь с глубоким пониманием и сочувствием к желанию местных краеведов быть сопричастными исторической пыли, быть «мечеными Пушкиным – нашим всем», Григорий Викторович, тем не менее, отверг версию о пребывании Пушкина в Саратове. Правозащитник показал, что ему не чужды исторические познания и логические выводы из них. Вполне резонно Ахтырко указал на то, что Пушкин, возвращаясь из Оренбуржья, по пути в Саратов неминуемо должен был проехать по территории, населенной немцами Поволжья. И удивительно, как такой выдающийся не только поэт, но и публицист, наблюдательный историк не оставил ни в одном из своих произведений даже намека на этот эпизод своего путешествия. Что говорит, скорее всего, о том, что «наше все» проехало дорогой, ведущей мимо Саратова.

Словом, вокруг темы «меченого великими Саратова» еще долго плелись музейно-краеведческие кружева. В конце, когда некоторые из предусмотренных для выступления статусных фигур уже покинули мероприятие, а тема стала распадаться на фрагменты, имеющие отношение, скорее, к пожеланиям на будущее, его ведущая Елена Мазина успела-таки обратиться к скромно сидевшей в рядах у стеночки более чем известной саратовской ученой, философу, поэту и даже сказительнице Тамаре Фокиной с просьбой высказаться.

Тамара Петровна не замедлила обернуть обсуждаемую тему в свое «зеркальное отражение» – от темы «Великие в Саратове» к теме «Саратов в творчестве великих и иных пишущих о Саратове». Ибо, по мнению Тамары Петровны, «главная загадка Саратова – это сам Саратов, его люди». Она слегка развила эту тему, которой посвятила множество своих работ. Каждый город, – обратила внимание Тамара Петровна, – имеет свое зеркало (тексты о себе, отражение в литературе). Но то, как порой Саратов отражается, иной раз не хочется и слышать (тут я вспомнил знаменитое хазановское «Гадюкино», от которого долго еще придется отмываться – Ю.Ч.). И встает вопрос: как нам от иных прозвищ избавляться, как нам «перебрендиваться». «Саратовский текст», его оценки имеются в громадном числе произведений. Но пока нет никого, кто бы взялся за обработку этого объемного материала. Ведь при всех разнообразных оценках города, Саратов – город «блесткий». Это, по мнению Тамары Фокиной, очень меткая обобщающая характеристика. На этой благоприятной ноте завершилось рассмотрение пометок, оставленных на блесткой физиономии города с насеста великих.

Богатей. — № 32 (546) от 23.09.2010

 

Назад