Музей К.А. Федина > Пресса > «Был Пушкин и был Блок» (Арина Книжкина)

«Был Пушкин и был Блок» (Арина Книжкина)

Эти слова Ходасевича как нельзя лучше подходят к литературно-философской композиции, которую представили сотрудники литературного музея Федина в честь 130-летия поэта с Большой буквы -Александра Блока.

Вела вечер, сделав превосходную подборку стихов поэта, написав удивительно глубокий и тонкий текст, замдиректора музея Елена Мазанова. Композиции Мазановой всегда отличаются филологической изысканностью слова, сочетающейся с мудрым проникновением в его смыслы. Но блоковский вечер получился особенным. По всему чувствовалось, что он для Елены Артуровны - свой поэт.

В унисон с ее взволнованным анализом «Наследства Блока», как назвал свой труд о нем Георгий Адамович, прозвучало страстное исполнение стихотворений поэта Павлом Шаровым. Шаров сам поэт, и тонко чувствует ритмику и упругую музыкальность Блока. Его энергетический напор в декламации стихов был просто великолепен. Ведущая вечера старательно провела нас извилистыми лабиринтами жизни и судьбы поэта. От нежного отроческого Шахматова, с его -«болотами, гатями и оврагами, с бесконечными синими далями, тихими зорями и ясными закатами», к царству Прекрасной Дамы, ее мистическим зорям и тайному языку. И далее к потемнению духовной атмосферы, к приближению ночи культуры и бездорожья жизни. И снова виток как потребность духовного и душевного обновления, создания «нового неба, новой земли, нового человека». В конце жизни Блок, наконец, постигает ее диалектику. Как писал Мочульский, «из муки, ужаса, гибели выходит песня. Поэт безысходно обречен гармонии. Разрушая, проклиная, отрицая, - он всегда чистое утверждение, ликующее «я» Творцу и творению». Через муки, ужасы, гибельный восторг - к пониманию гармонии поэзии Блока вывела нас, как Ариадна из лабиринта Минотавра, Елена Мазанова. Характерно, что вечер проходил в маленьком зале с блоковским стендом, где хранятся подлинные фотографии и документы поэта. Грустной запоздалостью веет от рецепта, выписанного врачом накануне смерти еще одного Александра Великого нашей поэзии. Не микстуры и не таблетки - в голодном Петрограде больным выписывали масло и лимоны. Дом русской литературы, - как теперь называется музей Федина, позволяет прикоснуться сердцем к трагедии жизни российских литераторов.

Арина КНИЖКИНА


Назад