Музей К.А. Федина > Пресса > Ирина Крайнова о Фединских чтениях

Ирина Крайнова о Фединских чтениях

Научно-практический семинар в музее назывался маняще загадочно: «Музейные расследования:  тайны и открытия». Вела его Ирина Кабанова, заместитель директора музея К.А. Федина по научной работе. А что может увлекательней научного поиска, его загадок, заблуждений и находок? Как поведала нам Ирина Эриковна и музейные сотрудники, такие открытия совершают, «опираясь на подлинный документ, изучая его в контексте эпохи, ведут захватывающие расследования – краткие и растягивающиеся на долгие годы, успешные или приводящие к новым загадкам».

Такое открытие сделала молодая сотрудница фединского музея. А все началось с фотографии Владимира Короленко с его  автографом от 1915 года. Писатель не относился к кругу друзей и знакомых Федина, да и в те годы тот жил в Германии. Как же его фотоснимок попал в музей? Имелась в фондах еще одна  фотография Короленко – в одном украинском имении собралась тогда веселая компания. Откуда же снимки? Ниточка потянулась к подруге Федина последних лет Ольге Михайловой. Оказывается, ее семья владела в начале XX века имением по соседству с тем, что изображено на фотографии. А та милая девочка в светлом платье, сфотографированная рядом с красивой нарядной женщиной и известным писателем, - она и есть маленькая Оля. Короленко мог подарить свои фотографии ее матери.

Потом  участники чтений прошли вверх  по лестнице и увидели экспресс-выставку «История одной фотографии: к 95-летию со дня смерти В.Г. Короленко» (из цикла «Открываем фонды»). Необычно было  и то, что на сей раз нам дали очень сжатую программу чтений. Те, у кого были какие-то важные открытия,  могли выступить  сами в режиме свободного микрофона. Так, мы услышали  интересные  сообщения сотрудниц  из музея-усадьбы Борисова-Мусатова,    Радищевского  и краеведческого музея.

Затем слово перешло к москвичам. Ведущие сотрудники Государственного литературного музея познакомили аудиторию со своими открытиями  в фондах крупнейшего  русского литературного музея. Трое серьезных ученых, все – великолепные рассказчики, эмоциональные, ироничные, харизматичные, – два дня рассказывали о создании экспозиций по Чехову, Достоевскому, Серебряному веку. И поверьте, это было увлекательней любого приключенческого романа!

Сначала Эрнест Орлов, заместитель директора Литературного музея по научной работе (он у нас впервые) озвучил тему «Чеховские музеи: в поисках аутентичности мемориального пространства».  И умудрился одновременно  сообщить о создании четырех музеев Чехова. В Москве, в Ялте, в Таганроге и в Мелихове. Больше всего меня поразила история Мелихова, где, как говорится, камня на камне не оставалось от чеховского дома («помогли» и крестьяне, потихоньку  таскавшие по бревнышку). Все воссоздавалось и собиралось заново. Поведал нам Эрнест Дмитриевич и музейные мифы – интереснейшую составляющую музейной жизни. Он много лет проработал в Мелихове, хорошо его изучил. Любопытно, что родственники и наследники великих сами очень любят создавать легенды и мифы – особенно о вещах, отнюдь не принадлежавших их именитым предкам.

Литературная гостиная «Что такое эта скрипка…» завершила  этот чудный день (кстати, она проходила в зале серебряного века!) О поэзии начала прошлого столетия – изящно, живописно, вдохновенно – рассказывал Михаил Шапошников, заведующий отделом «Музей Серебряного века» ГЛМ. Когда-то в этом доме на Мещанской Брюсов снимал квартиру на первом этаже. Михаил Борисович, владеющими еще и тайнами художественного чтения (кроме музейных тайн), мощно читал стихи Брюсова, и Бальмонта, и Блока. Анализируя короткую эпоху перед революцией, создавшую такой небывалый взлет и спектр литературных направлений, исследователь назвал ее усталой, а творческую энергию ее создателей – игрой. Так и не выросшие дети, они  ссорились, враждовали, резвились, влюблялись, но как-то понарошку, словно уже провидя будущие катаклизмы. Точно сказал об этом времени Вячеслав Иванов: «Играет в куклы жизнь игры дороже свечи,  и улыбается под сотней масок Смерть»…

А на другое утро проходила творческая встреча с Павлом Фокиным, ведущим научным сотрудником ГЛМ, хорошо известным в Саратове, любимым нашим гостем. Он в свое время создал серию «Писатели без глянца», издавал одну за другой  эти занимательнейшие  книги, привозил часть из них к фединцам. Теперь Павел Евгеньевич  поведал нам о Достоевском. В названии его сообщения – умелая игра слов: «Дом на Божедомке – гений места гения». За два часа он сумел полностью переориентировать аудиторию с мысли, что Достоевский – гений Петербурга, на… матушку Москву.

Первые 16 лет жизни там – самые важные для закладывания характера и мировоззрения будущего писателя, они  не прошли  для него  даром. Здесь маленький Федор каждый день, выходя из двери, крестил лоб на Петропавловскую церковь напротив дома, здесь в окно он видел гуляющих по садику обитателей больницы для бедных, а  каждый вечер слушал рассказы медика отца и его товарищей… Странно ли, что первое произведение Достоевского называлось «Бедные люди», и социальное неравенство, а  также религия с ее  вечными вопросами  прочно вошли в его жизнь.

Фединские чтения всегда интересны, как интересна всякая свежая научная  идея, нестандартный ход мыслей. А в этом году они были особенные. Но следующий год – юбилейный для Константина Александровича. То ли еще будет…

                                              


Назад