Мария Силашина: Через знание получаем любовь

Музей К.А. Федина > Пресса > Мария Силашина: Через знание получаем любовь

Мария Силашина: Через знание получаем любовь

ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 2 (462) от 23.01.2018
ИНТЕРВЬЮ

Мария Силашина: Через знание получаем любовь

 

2018 год для музея Федина начался с печального события: 11 января из жизни ушла Нина Константиновна – дочь писателя и человек, во многом благодаря которому сформировался архив учреждения. Впрочем, для нашей беседы с научным сотрудником Марией Силашиной не эта грустная новость стала поводом. Мы поговорили о том, чем занят молодой работник музея и как в современном мире подобные заведения выстраивают политику популяризации своей деятельности.

– Давай начнем с того, что тебя привело в музей. Все-таки это не самый распространенный выбор деятельности даже после окончания филфака.

– Понимаю. Многие считают, что музей – это временное явление, особенно если не удалось найти другую работу. Как показывает практика, он часто становится твоей судьбой: привыкаешь к среде, своей деятельности и стилю жизни.

В моем случае так сложились обстоятельства. Это был сложный момент, но о своем выборе я не пожалела. С музеем я была связана много лет: практически с детства была его завсегдатаем. Специфику работы, правда, не понимала. А потом пришла сюда: хотела продолжать заниматься наукой, работать с людьми и документами. Всё это мог дать музей. Документов у нас предостаточно – только два процента от того, что хранится, выставлено. Как сотрудник фондов я почти ежедневно сканирую или обрабатываю сотни документов. Так что наукой, хочешь не хочешь, будешь заниматься. Плюс к этому ведение лекций. Что мне особенно нравится, я обладаю определенной свободой в выборе темы для своего проекта – экскурсий «Прогулки по четвергам». Наконец, мне нравится то, что музей – это государственное учреждение, а значит, надежная организация.

– В музее ты работаешь полтора года. Как изменилось твое восприятие музеев и их деятельности по сравнению с тем временем, когда ты с ними не была связана? Были разрушены какие-то стереотипы?

– Поняла, какая специфика у музеев. Хотя она есть у каждого отдела. Особенно интересно осознавать, что в музее не сидят весь день без дела и что работы не просто много, а очень много. Скажем, систематизация бумаг и документов при поступлении, составление актов на них – очень трудоемкий процесс, которым занимаются учетчики. Но и с теми документами, что есть, тоже постоянно приходится иметь дело: они тоже проходят несколько этапов обработки и инвентаризации. Плюс к этому постоянная работа над государственным каталогом – реестром всех музейных предметов со всей России. К 2025 году мы должны передать описания с привязкой отсканированных изображений многих единиц хранения, к счастью, не абсолютно всех. Поэтому у нас всегда бесконечный поток документов. И это я говорю только о работе с фондами.

Есть еще популярный стереотип, что у музейщиков три выходных дня, а в понедельник они не работают. На самом деле в понедельник не выходят только кассиры и смотрители, потому что они работали в выходные. А мы все сидим на своих местах, так как в субботу или воскресенье дежурили по определенному графику.

– Возможно, мне это только кажется, но программа музея Федина одна из самых разнообразных, но не всегда имеющих при этом тесную связь с его основной фигурой. Это сознательный курс с учетом того, что нынешний статус писателя совсем не тот, каким был в советские времена?

– Мы, конечно, очень ценим и любим Федина, но прекрасно понимаем, что надо популяризировать и сам музей, в который не нужно бояться приходить. К тому же наша коллекция гораздо шире истории самого Константина Александровича. Мы же неслучайно имеем подзаголовок «Дом русской литературы», и всё, что связано с литературным процессом, популяризируем. У нас есть материалы, связанные с Достоевским, Львом Толстым, Серебряным веком, не говоря уже про 1920-е. Поэтому, разумеется, мы не можем говорить только о Федине: наши фонды позволяют охватывать многое.

– У вас никогда не витали разговоры, что стоит иначе себя позиционировать? Не как музей Федина, а как музей литературы XX века?

– Нет. Всё, чем мы обладаем, случилось благодаря Фединым. И Константин Александрович всегда был и остается ключевой фигурой, ради которой мы сохраняем память. Тем более что сейчас это не самое вспоминаемое имя, к сожалению. Так что то, что у нас разнообразные программы, – это просто что-то само собой разумеющееся.

– Среди тех услуг, которыми музей привлекает к себе, есть свадебные мероприятия. Насколько часто к вам приходят молодожены и в чем состоит особенность программы для них?

– Мы организуем выездные регистрации, но в основном в теплое время года, потому что они проходят под открытым небом. Чаще всего, разумеется, летом. Тогда для нас вполне стандартная история со свадьбами по выходным. Помимо этого, молодожены имеют возможность сделать фотосессию на нашей экспозиции – это всё обговаривается заранее. Отдельная услуга – свадебная экскурсия, когда молодые люди приезжают с гостями после регистрации. Гостей забирают на экскурсию о романтике и свадьбах в русской литературе, притом по формату она интерактивная и игровая. В это время новоиспеченная пара фотографируется в разных уголках музея.

– Кто эти люди?

– Кто угодно. Среди них есть, конечно, любители музеев. Многие просто хотят оказаться в необычном интерьере. К тому же по своему личному опыту могу сказать, что свадебные мероприятия в музее – это очень удобный формат, потому что и молодожены получают нестандартную фотосессию, и гости в это время не скучают на банальном фуршете.

– Какой туристической привлекательностью обладает музей Федина?

– Помимо уникальной экспозиции мы имеем прекрасное месторасположение в зоне туристических маршрутов. Сейчас у нас появилась и сувенирная продукция, что тоже привлекает людей. По своему опыту могу сказать, что гости Саратова на удивление с интересом относятся к музею, хотя от них можно ожидать реакцию: «Федин? Кто это такой? Зачем мне это нужно?». Их интригует формат литературного музея, в отличие от многих саратовцев, которых почему-то иногда пугает слово «литература».

– Посетители музея в основном тебя знают как человека, который проводит экскурсии «Прогулок по четвергам». Как выбираются темы, сколько идет подготовка? Как понять, что будет интересно потенциальному зрителю?

– Этот проект появился неслучайно – я уже 11 лет вожу экскурсии по городу, и опыта работы у меня много. Поэтому когда я предложила музею проводить экскурсии от лица музея, меня поддержали и, к счастью, выставили умеренные цены на билет – 100 рублей. «Прогулки...» мы презентовали полтора года назад и с тех пор раз в две недели выходим в город.

Как выбирается тема? Она должна быть интересна мне, потому что тогда я могу заразить ею и слушателей. При этом даже когда экскурсия повторяется, я не вожу по одному когда-то строго разработанному маршруту, а постоянно дополняю и перерабатываю старый. Работа эта утомительная: нужно собрать и обработать материал, продумать маршрут, создать группы в соцсетях, пригласить знакомых, обзвонить всех, кого только можешь. Но я понимаю, что это нужно людям, поэтому рутинную работу всё равно надо делать. К тому же у нас уже сформировался костяк, который ходит на все лекции. Когда я их встречаю, то чувствую себя как дома – большую часть туристов воспринимаю как знакомых и близких людей. Это создает особую атмосферу. Хорошо, что аудитория продолжает расти и настоящих друзей становится всё больше.

Темы отбираются по-разному. Сейчас у нас сильно расширилась аудитория и возникла необходимость повторять старые экскурсии. Поэтому из двух в месяц у нас одна – новая, одна – старая. В холодное время мы проводим прогулки только в музее, например, накануне Крещения делали тематическую встречу.

– Между тем, многие тебя знают и по коммерческим экскурсиям «Фототропа», которые больше ориентированы на локации, подходящие любителям фотографии. Нет ли у тебя сложностей с музеем из-за этого?

– «Фототропа» была задолго до моего появления в музее, поэтому мои коллеги с пониманием относятся к этому проекту.

– Если я правильно понимаю, наибольшей популярностью в рамках этого проекта пользуется «Прогулка с привидениями», благодаря которой у вас брал интервью Виктор Ерофеев для «Радио России», когда делал выпуск про тёмный туризм (Прим. авт. – ориентированный на сумеречное время в силу своей тематики).

– Да, насколько я понимаю, они нашли нас через интернет. Экскурсия действительно популярная: в этом году проводили её уже два раза – на Святки и на Старый Новый год, притом с разными маршрутами. И заканчивали мы их в домах с реальными привидениями.

Если честно, когда Максим Музалевский (Прим. авт. – фотограф, создатель «Фототропы») предложил мне эту тему, я сначала отнеслась к ней со скепсисом, потому что в легенды не верила. Однако когда мы пришли в один из домов, то там произошло невероятное. Одна женщина решила снять другую на фоне камина. Когда они посмотрели фотографию, то там отчетливо было видно еще одно лицо, притом похожее по описанию на то, которым нас пугали. Вот тут мне стало не по себе, и я подумала: «Во что ты ввязалась?» (смеется). Зато благодаря этой экскурсии стали приходить новые истории. Обычно люди не рассказывают про это, стесняются. У нас появились новые адреса, и все они реальные – мы находили эти истории по крупичкам.

– Сколько максимально людей вы собирали на «Прогулках по четвергам»?

– Больше семидесяти. Это иногда вызывает сложности, потому что не все тебя смогут услышать, даже когда ты говоришь громко и в микрофон. Когда экскурсия идет внутри музея, количество народа можно регулировать. А на улице это сделать не так просто. Плюс подбиваются зеваки. Их, правда, легко отсечь: говоришь, что экскурсия продолжается и что билет стоит 100 рублей. Это действует.

– Как опытный экскурсовод, скажи, пожалуйста, какое здание в Саратове самое недооцененное?

– Таких много. Особенно печалит судьба доходного дома Яхимовича на Советской. Когда я была там последний раз – 13 января – наблюдала удручающую картину: как минимум половина дома уже расселена, и он прямо на глазах осыпается. Если его снесут, это будет преступлением. А вот что с ним будет, пока не понимаю: одни люди говорят, что снесут, другие – что будет длительная реставрация.

– А из менее известных домов что можно выделить?

– Особняк Бабушкина на Музейной площади. Совершенно недооцененное здание, потому что фасад неприглядный, а со стороны двора замечательный балкон. И рассказывают о нем редко, поскольку не вписывается в программу стандартных туристических маршрутов. У нас много чудесных зданий, о которых не говорят просто потому, что не обладают информацией. Например, на улице Григорьева есть замечательные дома с деревянной резьбой, о которых мы не знаем, как и о прекрасных складах на Соляной. Таких домов в Саратове много, мы мало ими интересуемся и замечаем их тогда, когда приходим уже на экскурсию. Там у многих открываются глаза. В это же время в небытие уходят целые пласты культуры.

– Какие лекции стоит ждать в ближайшее время и что готовит музей?

– У нас в середине февраля заканчивает работу детская выставка «Здравствуй, Пух!». Следом за ней начнется выставка, посвященная Высоцкому, на которой будут уникальные экспонаты. Что касается «Прогулок по четвергам», то пока они будут идти внутри музея: 1 февраля – экскурсия «Модный Саратов», а 15-го – «Судьба писателя. О жизни и судьбе К.А. Федина», в честь дня рождения Константина Александровича. На идею второго мероприятия меня натолкнули сами зрители, заметившие, что они часто приходят на экскурсии, но пока среди наших встреч не было связанных непосредственно с самим Фединым. Значит, и мой труд все-таки помогает популяризировать его творчество – людям приятно находиться в музее, и они хотят знать, с кем он связан. Через знание получаем любовь.

https://fn-volga.ru/newspaperArticle/view/id/7418


Назад